Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Авторская страница Вадима Алферова >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Автор: Вадим Алферов, г. Воронеж


НАЗАД В БУДУЩЕЕ

Продолжение (Начало см. здесь)

Во времена политических противостояния между руководством Советского Союза и Китая пик Победы был “закрыт” для восхождений (в период с 1974 по 1980 гг.), как в прямом, так и в переносном смысле. В чём причина? Видимо в том, чтобы избежать неприятных инцидентов. Те, кто сидели в мягких креслах московского Кремля и за стенами императорского дворца площади Тяньанмень Пекина не поделили территорию. Через вершину (как высшую точку) проходила условная граница двух, когда-то близких по духу, братьев-государств и братьев-народов. Младшего и Старшего. О дружбе народов говорили, что она “выше неба, глубже моря”. (Сразу замечу, что это была издавна спорная граница, а корни территориальной неразрешённости уходят в ещё более давнюю историю. Протоколы о границе, проходящей по горным хребтам, заключались ещё в XIX веке. Примерно с начала 70-х годов существовало две границы, одна - на картах Поднебесной Империи, другая - на картах СССР, а после и Кыргыстана. И лишь в 1999 году по “Бедельскому участку”, то есть по району Хан-Тенгри, была достигнута договорённость между Кыргызстаном и Китаем). В конфликтах обычно страдает третий…. Вы правы, третьим стали альпинисты и альпинизм в целом. Поскольку в те времена для получения знака “Снежный барс” предстояло подняться на четыре самые высокие вершины, в том числе – пик Победы, то он был “замещён” пиком Хан-Тенгри. И пик “вырос” из конъюнктурных соображений с отметки 6995 до 7010 метров. И та статья, первой появившаяся в газете “Правда” с завышенной высотой Хана, очевидно, подготовлена из тех же соображений. Дай Бог, чтобы я был не прав. По крайней мере, у воронежцев на жетонах значится высота с нулями. При этом я ни на йоту не хочу принизить значимость восхождений на Хан-Тенгри и величие самой Горы.

Всё имеет свой конец и своё начало. Принято считать, что история восхождений на непокорённый пик начинается с 1936 года. Сначала 24 августа на пик Хан-Тенгри поднялись трое молодых алма-атинских спортсменов под руководством Е. Колокольникова, а позже – 5 сентября - московская группа. Тогда, при полном трагизма спуске москвичей под руководством Е. Абалакова, с вершины Хан-Тенгри на юге была замечена гора, не уступающая по высоте “Властелину духов”. И всё же её же видел и А. Летавет. Ранее, в 1932 году группа М. Демченко, занимавшаяся исследованием ледника Южного Инылчека, также засекла этот пик. Неизвестная, к тому же непокорённая гора для альпиниста, что цветочный нектар для пчелы: притягивает за километры. Гора попала в поле зрения альпинистов и прочно “осела” в их подсознании. Была обозначена цель, а это уже первый шаг к её штурму.

Согласитесь, есть нечто таинственное в том, что столь значимую в районе вершину упорно обходили вниманием. Магия – не иначе. Её видели, но недооценили участники экспедиций, начиная с 1929 года. Как я понимаю, за этим стоит причины три. Первая – широтное расположение хребтов Тенгри-Таг, Сары-джас и Кокшаал-тау взаимно ограничивало обзор вершин с разных сторон. Далее. И суть не только в том, что пик Хан-Тенгри своей необычной формой, устремлённой к небу, и своей недоступностью затмил сознание учёных и альпинистов. Главное в том, что известные имена и непререкаемый авторитет предшествующих исследователей довлел над молодыми исследовательскими умами. И парадигма здесь такова: это невозможно потому, что так быть не может. У них и мысли не возникало о возможности наличия более высокой горы. Третья причина кроется в чётко необозначенной линии тогдашних границ страны и во взаимоотношениях с Китаем. Ведь изначально исследования велись со стороны ледника Северный Иныльчек. Китайцы считали, что граница проходит через высшую точку Хан-Тенгри, а ледник Южный Иныльчек и всё, что южнее - их суверенные земли. Считать – не означает узаконить, но к “той” стороне интереса большого не было. Наконец-то усилиями учёных и спортсменов существование столь высокого пика было зафиксировано. Обратите внимание на то, что расчёты получены уже в кабинете. Тогда подключились военные, всегда проявлявшие повышенный интерес к горным приграничным районам. Они финансировали многие экспедиции. Вот, что пишет В. Рацек: “… у меня состоялся визит к генералу Марку Карповичу Кудрявцеву - вершителю топографических судеб. …

- Народ, докладывал лейтенант из Ташкента, - просит Вашего согласия назвать вершину “7349” в Тянь-Шане пиком Победы.

- Добро, ответил генерал, - не возражаю”. (Пять высочайших вершин СССР. В. Рацек. Стр.90.)

И здесь фигурируют – генерал, лейтенант - люди из того же ведомства. Случайно? В случайности я плохо верю. Мне по душе иная философская категория – закономерность. Через Internet не пришлось долго искать ответ на вопрос: кто есть тот генерал – вершитель горных судеб?

“Топографическое управление Генерального штаба возглавлял генерал-майор М.К. Кудрявцев. Он подчинялся непосредственно начальнику Генерального штаба генералу армии Г.К. Жукову…Он принял топографическую службу Генерального штаба в 1938 году, когда ему было 36 лет, и оставался на этом посту 30 (тридцать) лет при Сталине, при Маленкове, при Хрущеве, при Брежневе. Менялись начальники Генерального штаба, наркомы и министры, менялись генеральные секретари, а Кудрявцев оставался…” (Последняя республика. Цитирую по электронному варианту http://udonet.donpac.ru/bibl/WSUWOROW/lastrep.html. Автор – Виктор Суворов (это его псевдоним) профессиональный разведчик В.Б.Резун, который в 1978 году бежал в Великобританию и был заочно приговорен к смертной казни). Там много интересного сказано, но тема не наша. Это лишь подтверждает, что в руках военных было и “наименование” гор. Многим из вершин давались имена в угоду “сильным мира сего”. Теперь иное время и имена меняются.

Отступление: Тянь-Шань, ещё в начале 40-х годов, привлекал географическими “белыми пятнами” не только учёных, но и военных. Экспедиции хоть и формировались под эгидой Академии Наук СССР, но проводились и финансировались в рамках формировавшейся тогда государственной и военной политики в отношении к горным (а точнее – приграничным) районам. Представьте себе, при общей скудности средств в стране, экспедициям придавали самолёты, современное обмундирование, средства связи и много что ещё. Ранее распространённое и забываемое сейчас слово – Альпиниада - впервые прозвучало в 1933 году. Оно означало массовый учебный высокогорный поход командиров из различных военных округов и слушателей военных Академий. Армейский подход, военные организационные принципы стали основополагающими при формировании нашей школы альпинизма. Сама система подготовки альпинистов рассматривалась в качестве одного из звеньев общегосударственной в отношении подготовки молодёжи к обороне страны и общества. А посмотрим на наименования вершин: пик Дзержинского, Молотова, Крыленко, Ворошилова, Комм. Академии, Кагановича и, наконец, Сталина…. Иными словами, альпинизм во многом формировался, как ни парадоксально, под воззрениями руководящего состава Красной Армии, что ни есть плохо. Если учесть, что “вершителем карт” был тот самый генерал, да к тому же не простой генерал, то всё становится на свои места. А если ещё учесть и то, что стоял он у картографического руля 30 лет при всех правителях, тогда становится более понятным, почему имена вершин столь милитаризованы. Есть у нас ещё одна национальная черта – любовь к увековечиванию памяти “вершителей судеб”, а в просторечии это называется лиз…. Опять же, это отдельная тема.

С 1938 года пошёл отчёт восхождений на пик Победы. Сами восходители не знали об этом и тем более о том, что тем самым совершили подвиг. Выяснения затянулись на годы. Вплоть до 1943 года было затишье. Мотивы понятны: война. И всё же, в военный 1943 год группа топографов Красной Армии (руководитель Рапасов П.) делает замеры вершин, окружающих ледник “Звёздочка”. Расчёты показали, что “определена” вторая по высоте в Союзе и первая на Тянь-Шане гора. Это открытие произвело фурор. Четырьмя годами позже, Совет Географического общества СССР за открытие вершины наградил начальника топографической экспедиции П. Рапасова и группу специалистов Большой золотой медалью П.П. Семёнова Тян-Шанского (*).

Семёнов-Тян-Шанский (до 1906 — Семёнов) Пётр Петрович (2(14).1.1827).
Русский географ, статистик, общественный деятель, почётный член Петербургской АН. Вице-председатель Русского географического общества. Член Государственного совета.

В честь него назван ряд географических объектов в Средней и Центральной Азии, на Кавказе, Аляске и Шпицбергене и около 100 новых форм растений и животных. П.А.Кропоткин называл его “отцом современной географии в России”. (Справа – ему памятник в г. Рыбачье Иссык-кульской области).

 

 

К первой величине, как я уже отмечал, тянутся многие, чтобы помериться с ней силой и “оседлать” её. Победа не стала исключением. Наоборот, она, как ни какая иная гора, ежегодно подтверждала это правило. На штурм шли и шли команды. Одна за другой. Горы становились отличным полигоном для конкурентной борьбы. Сначала (1949 г.) алма-атинские альпинисты (Колокольников Е.). Их зацепила лавина, но восходителям повезло – никто не пострадал. Далее в 52 и 53 годах участники экспедиций Туркестанского военного округа (Рацек В.) уточняют возможные пути на вершину. Погода им поставила препоны. Они же сделали вывод, что наиболее безопасный путь на пик Победы лежит через восточный гребень (см.: Штурм высот. А. Поляков. Стр. 83). Возьмём на заметку сей вывод.

55 – й год. Те же две группы одновременно рвутся к вершине: сборная Туркестанского военного округа (А. Рацек) и казахская (В. Шипилов). В составе команд не было новичков. Часть команды Шипилова имела чемпионские регалии. Основу команды составили проверенные “горные волки”. Экспедицию организовал ЦК ЛКСМ Казахстана. Готовность экспедиции даже проверила комиссия Всесоюзного спорткомитета. У них не было недостатка ни в финансах, ни в снаряжении, ни в продуктах питания. Оставалось лишь вперёд и вверх, а там… Похоже, что, действительно, их подталкивали к лидерству местные власти. Так, “Победить последний семитысячник СССР — это было событием. Достойно можно отрапортовать на любом уровне, поднять престиж своей республики. В республиканских комитетах партии и комсомола зашевелились… Сам секретарь ЦК КП Казахстана Л. И. Брежнев, - отмечает Елена Белецкая в своём интервью (“Смена”, 11 мая 1995 г., Спортивный туризм), - напутствует спортсменов: держите марку республики, не подкачайте”. Это же подтверждается интервью Сергея Бершова, который отмечал: “Вот что рассказывали мне ветераны альпинизма. В 1955-м тогдашний секретарь ЦК Компартии Казахстана Л. И. Брежнев решил отметить её 10-летие взятием пика Победы. Но подготовка экспедиции из-за некомпетентности чиновников велась из рук вон плохо. Когда ее руководитель Евгений Колокольников попытался рассказать об этом в Совмине республики, его обозвали паникёром. А Брежнев вызвал к себе и давай “давить”. Дескать, струсил? Ты, видать, и на фронте-то не был? “Да что вы, Леонид Ильич, я всю войну прошёл, воевал в 18-й армии, и вы сами мне вручали в Карпатах орден!” -- возмутился Колокольников. “Если Карпаты брал, и эту гору возьмёшь”, - отрезал Брежнев”. (Владимир Шуневич “ФАКТЫ” (Харьков-Киев). http://facts.kiev.ua/July2000/2007/10.htm)

Напутствия дилетантов были с некой бравадой. Альпинисты всё же “подкачали” партийных лидеров. Гонки привели к трагедии. Босы от трагедии открестились, как того и следовало ожидать, ибо схема поведения в подобных случаях традиционна: к сильным – “приклеиваются”, от поражения – “открещиваются”. Ни все, но многие. (Лучше всех это сформулировал Джон Кеннеди после поражения в кубинской акции: “Победа имеет много родителей, а поражение всегда сирота”).

Увы, восходители же не захотели объединить свои усилия, как им советовали авторитетные спортсмены. Но почему-то руководитель, вопреки своим же выводам, “двинул” группу по северному гребню, а его соперники – по лавиноопасному восточному. Именно соперники, поскольку:

а) и тем, и другим хотелось быть “первыми” и войти в историю покорения высочайших вершин не только СССР, но и Тянь-Шаня;

б) руководству казахской экспедиции надо было выполнить заветы партийных наставников и оправдать затраты на экспедицию.

Установка на гонку лежала в основе их “тактических планов”. О глубокой акклиматизации при таком подходе и речи не могло быть. Они ориентировались на альпийский стиль восхождений, но стиль тот уже оставил отметину на альпинистах в этом “нежарком” районе. Гора и сей раз жестоко наказала спортсменов за пренебрежение не только элементарными горными постулатами, но и альпинистской этикой. Из одиннадцати альпинистов живым и невредимым (даже без обморожений и ампутаций) остался лишь попавший в трещину, “согревшийся” там и случайно найденный другими - Урал Усёнов. (Позже он поднялся на Победу в составе команды В. Абалакова). Среди погибших был племянник члена Политбюро Суслова. Об этой экспедиции много сказано, также, как многое осталось сокрытым. Аналитики сходятся в одном: крайне плохая погода и морально-психологическое разложение, в том числе по вине руководства экспедицией – два основных фактора трагедии. Похоже, что весомость второго фактора стала определяющей. Как подтвердили спасатели у восходителей оставались и продукты, и горючее, и тёплые вещи, но всех их “разбросало” по склону стремление спастись в одиночку. Вот, как оценивал действия групп непосредственный участник спасательной операции и её руководитель - Кирилл Кузьмин (цитирую по материалам, подготовленным Сыдыкбековым Чоро): “Почему же произошла эта трагедия? Действительно ли пик Победы бросил на альпинистов все свои самые черные и свирепые силы? Думается, что нет. Сами восходители переоценили свои силы, они пренебрегли законами высоких гор. Они подзабыли основные заповеди альпинистов. Первая из них - это акклиматизация - подготовка организма к длительной работе на высоте, а вторая - только сплочённый и проверенный горами коллектив решает успех восхождения. Нельзя идти на 7000 м, не побывав предварительно на 6000 м. Но как раз этого и не сделали ни казахские, ни узбекские альпинисты. Они решили штурмовать вершину “с ходу”. Первые заплатили за это своей жизнью, вторых отозвали с маршрута восхождения; они спустились вниз обессилевшими настолько, что даже не были способны помочь товарищам, терпящим бедствие. У алмаатинцев к тому же не было дружной и сплоченной группы”.

Отступление. Прошли годы. Многое изменилось. Тренеры воспитали новую плеяду грамотных альпинистов, а сама казахская команда неоднократно демонстрировала и демонстрирует в наши дни и сплоченность, и высокое индивидуальное мастерство. Известность альпинистов Казахстана вышла за рамки своей страны.

Далее 56 - й год. 30 августа объединённая команда “Спартак” и Казахского комитета физкультуры и спорта под руководством В. Абалакова после основательной подготовки поднялась на Победу по северному ребру с ледника “Звёздочка”. Можно сказать – в лоб. В состав команды входили уже сказавшие своё слово в альпинизме Аркин Я., Буданов П. и Клецко К. (оба ленинградцы), Гусак Н., Кизель В., Леонов И., Мусаев С. и У.Усёнов (карагандинец и алмаатинец), Тур Ю., Филимонов А. Опытные спортсмены добились громадного успеха. 11 человек достигли вершины! Путь их впоследствии получил название “абалаковский”, хотя более правильно считать его “гутмановским”.

Отмечу, что это была осада, классическая схема проведения гималайской экспедиции только с использованием нашей национальной особенности – снежных пещер. Их выезд отличался продуманной организацией подготовки и проведения экспедиции, отслеживанием метеоусловий и корректировкой под них своих спортивных планов, глубокой акклиматизацией, чёткой постановкой связи и системы забросок. Чья это заслуга – не берусь говорить, но точно можно сказать, что это была проправительственная экспедиция. Всё работало на единый результат. Да, их результат обеспечивали многие люди, будучи за рамками команды (на фото М. Ануфрикова – караван спартаковской экспедиции на пик Победа). Странно слышать, но участник экспедиции Владимир Александрович Кизель в интервью 30 июня 2003 года не лучшим образом отзывался о руководителе: “Абалаков был хороший альпинист, и хороший лидер, но очень плохой организатор” (см.: интервью В.Кизеля для www. russanclimb.com.). Оставим в покое это высказывание, как и то, что многие из того состава стояли у “руля” системы горовосхождений. Это была проправительственная акция. Промашки в таких случаях не допускались и не прощались. Им тоже повезло: одна из лавин прошла в стороне команды. Но победителей не судят. Экспедиция обошлась в “копеечку”: 300 тысяч советских рублей и, повторюсь, была возведена в ранг “государственного мероприятия”. (Цифра по тем годам фантастическая. Тех – весомых рублей, ни сегодняшних. Эта цифра сопоставима с расходами серьёзной гималайской экспедиции). За экспедицией следила страна. Я думаю, что она оправдала расходы.

В морально-психологическом плане успех команды способствовал крушению мифа о “заколдованности” Горы и помог последующим альпинистам уверовать в свои силы. “Полюс недоступности” стал доступен. Помните, как порог недоступности – некий психологический барьер, названный Владимиром Шатаевым отметкой Нортона на Джомолунгме? “Первопрохождение всегда трудно. Но ещё трудней идти по маршруту, который перед этим кому-то не удался…” (Категория трудности, “Молодая гвардия” 1976, стр.30, 35. ). Чего-чего, а неудач на склонах Победы было “хоть пруд пруди”.

На мой взгляд, “крушение мифа заколдованности Горы” и есть самое главное достижение абалаковской команды. Почему? Да потому, что по пройденному пути альпинисты идут с меньшей оглядкой и с большей уверенностью в свои силы. А сам факт первовосхождения (хотя фактически – второе восхождение), как прорвавшийся гнойник, даёт облегчение не столько самим первовосходителям, сколько следующим за ними. И я, и Вы, уважаемый читатель, понимаете, что своевременное признание первовосхождения 1938 года сохранило бы многие и многие жизни. Об этом тогда не задумывались, а жаль. Сегодня это очевидно. В разборках запутались и лавров хотелось. Не хотелось лишь признавать победителями людей не из своего доверенного круга. Понимали, что семитысячник тот был последним “непокорённым” в Союзе, а выезд зарубеж будет-ли? Выезды планировались, но между планом и фактом, как говорится, большая разница.

Известным учёным, альпинистом, фотографом и писателем Гюнтером Диренфуртом Гималаи, изучению которых он отдал свою жизнь, названы “Третьим полюсом”. Пик Победы называют “Полюсом недоступности”. Первое название, в большей мере, характеризует географическое положение гигантского сосредоточения вечных снегов. Второе – свидетельствует об исключительной сложности самих условий достижения вершины. В целом же в них, безусловно, есть много общего. Сроки борьбы за Джомолунгму – высшую точку Гималаев, соизмеримы с жизнью Христа. Борьбе за Победу - 20 лет. Хотя, как считать? Их единит и трагизм в истории восхождений, и утомительно долгие попытки найти рациональные пути к вершине. Их объединяет и сила, которая притягивает к горам всех, кто фанатичен в любви к небесной обители.

Однако пойдём дальше. А дальше, пошло легче. Понятно, не без перебоев. Борьба обрела иные очертания и направилась по-иному руслу - за первопрохождения по новым, технически более сложным и длинным маршрутам. В том числе – по траверсам.

1958 год стал успешным для семерых восходителей МВТУ им. Баумана под руководством И. Ерохина. Они прошли траверс самой “шапки” Победы. В целом же в экспедиции было 44 человека. Тем самым, установлен мировой рекорд массовости по подъёму на семикилометровую высоту (пик Советской Армении) с перевала Чон-Терен. Этой скандальной экспедиции мы уже касались. Семеро были на вершине. Спуск проходил по северному ребру, по тому ребру, где поднималась абалаковская команда.

Год 59 – й. Многочисленная экспедиция узбекских спортсменов опять пытается подняться на пик Победы, но их преследует неудача. Опять есть жертвы. И вновь они наступают на свои же грабли: главная причина неудачи – отсутствие глубокой акклиматизации. Урок недавнего прошлого, увы, не пошёл им на пользу. К ним пришли на помощь более квалифицированные альпинисты. То были казахские и грузинские спортсмены. “Интересно отметить, что из 60 участников узбекской экспедиции никто не смог прийти на помощь своим товарищам: их “система” акклиматизации давала свои плоды. Повторился 1955 год”. (Кузьмин К. ( из статьи “Самый северный семитысячник” Сборник. Побеждённы вершины. М. Мысль, 1972))

Годом позже пройти траверсом с востока до западного перевала Чон-Терен и далее к “Повелителю духов” задумала совместная экспедиция профсоюзов и Туркестанского военного округа. Амбициозным планам (траверс массива Победы от западного плеча до перевала Чон-Терен, восхождение на Хан-Тенгри по новому пути с востока и ряд других восхождений) многочисленной (50 альпинистов, из них 31 имели практику восхождений на высоты более 7000 м.) команды не суждено было свершиться. В ее планы входило также и снятие скончавшихся годом ранее трёх альпинистов. Экспедиция проводилась как совместное мероприятие сборной команды профсоюзов и Туркестанского военного округа. И они не избежали лавины, накрывшей три десятка человек в начале маршрута. Победа ещё раз подтвердила репутацию горы убийцы: 10-ть первоклассных мастеров погибли в снежном вихре лавины.

61-й год. Спортсмены грузинского альпинистского клуба имени Алёши Джапаридзе вышли на траверс массива, но уже через пик 6918 м. (*) и обратно. Руководил экспедицией Д. Медзмариашвили. (То был новый маршрут, ставший наиболее популярным до наших дней). Шли три группы навстречу друг другу. И об этой экспедиции написано достаточно подробно. Как известно, в ней участвовал легендарный Михаил Хергиани. Несмотря на то, что цель была достигнута, на спуске вновь разыгралась трагедия: умирает от истощения и обморожения Илико Габлиани, срывается Теймураз Кухианидзе, а позже и Джумбер Медземариашвили. Болью по всей Грузии и Сванетии отдалась эта трагедия, тем более, что тела погибших оставались на склоне горы. По законам предков тела погибших должны лежать в земле Сванетии.

В 1966 году на высоте около 7100 м. от сердечной недостаточности умер заслуженный мастер спорта по альпинизму, врач - Владимир Ворожищев. На западное плечо – пик Важа Пшавела поднялась группа М. Хергиани, а на восточную вершину – группа Б. Ефимова.

Гору растревожили за эти годы, а фортуна в который раз отворачивалась от восходителей. Трагедия следовала за трагедией. Недаром, среди альпинистского братства прочно укрепилось то самое название пика - “Полюс недоступности”. Да, уж точно - это не Африка. Приведу ещё одно высказывание уже наших дней. “Не знаю, о чём думал Патрик, но я думал о дьявольской закономерности, которая следует из ежегодной статистики восхождений на Победу. Закономерность такова: плата за достижение вершины Победы есть жизнь одного или нескольких горовосходителей. Если в каком-то году на Победе никто не погиб, то это означает, что на вершину никто не сходил. Исключения из правила - сходили на гору и все остались живы - случаются, но нечасто” - отмечал питерский альпинист Николай Тотмянин (который четырежды поднимался на эту громадину) в своём интервью на страницах www.russianclimb.com “Хан-Тенгри и пик Победы 2002”

Следовало бы назвать всех, кто совершил первопрохождения и не только первопрохождения на этот величественный пик, но для этого есть справочники. Отмечу ещё первый траверс, который совершили челябинские альпинисты (“Буревестник”). Причём условия восхождения у них были аналогичными тем, что в тот трагический год. А может и хуже. Ведь они “отсиживались” фактически на самой вершине. То шёл 1967 год – год 50-летия Советской власти. Пройден крайне сложный маршрут. Золотые медали чемпионов стали им наградой за 20-ти суточный траверс гребня Победы. Они продемонстрировали силу альпинистского братства и значимость слаженной коллективной работы в горах. Руководил экспедицией В. Рязанов.

Знаменателен 1970 год. Четверть века прошло после окончания войны. До этого года только 29 человек достигли вершины. Давайте вдумаемся вместе: за 32 года поднялись 29 человек. Хотя попыток было много. И вот, настал “момент истины”. В юбилейный год сразу 63 альпиниста из Алма-Аты, Днепропетровска, Ленинграда, Москвы, Томска, Челябинска, Фрунзе и других городов по четырём маршрутам достигли желанного пика. Пройден траверс гребня Победы с востока на запад (группа А. Рябухина). Помимо этого под руководством В. Иванова удачно завершён продолжительный траверс: пик Неру - Победа (Гл.) – Победа (Вост.) и осуществлён спуск на перевал Чон-Терен.

Это был, действительно, триумф советской школы альпинизма. Триумф не случаен. Хотя понятно, что удача и риск в горах ходят рядом. К тому времени была отточена система ступенчатой подготовки альпинистов в СССР, в том числе - высотников. Она не безупречна. Излишне заформализована, с элементами армейской “муштры”…, но это была система, выводившая на хороший результат. В 1971 году мы вышли на первые позиции среди стран, альпинисты которых поднимались на семитысячные высоты. Группа Р. Иванова поднялась на вершину с ледника Дикий. За ними следовала группа камчадалов под руководством Г. Аграновского. Он заболел. Его спустили вниз и отправили вертолётом на леченье. В “знак благодарности” последовала жалоба и Федерацией альпинизма первая команда была снята с Чемпионата, а сам маршрут “разжалован” до категории 5 “б”. Замечу, что в числе участников восхождения были камчадалка Людмила Аграновская (первая из женщин, взошедшая на пик Коммунизма в 1968 году) и челябинка Галина Рожальская (мастер спорта международного класса), ставшие “Снежными барсами”. Альпинистки - женщины “обретали крылья”, уже оперились с тем, чтобы выпорхнуть из под “мужского крыла”. Можно с уверенностью сказать, что уж в этой-то части мы были точно впереди планеты всей.

Далее. Статистику восхождений, приводимую ниже, позаимствована мною из статьи авторитетного альпиниста (он пять раз поднимался на пик Победы), кандидата физико-математических наук, мастера спорта, “Снежного барса” ленинградца И. Степанова. (Фотография из архива В. Салахутдинова).

“…1972 – штурм Победы продолжается. Москвичи под рук. В. Глухова проходят новый траверс пик САВО (Средне Азиатский Военный Округ – примечание Алфёрова В.) - пик Неру (6740) - Зап. Победа.

1974-1980 – из-за взаимоотношений СССР и Китая закрывается район Победы для спортивных восхождений. Но один турист-альпинист нарушает…

1978 – Завьялов Е.Г. в одиночку достигает вершины Победы…!!! 22 августа – начинает движение (вышел - 17 августа) и около 14 часов выходит на вершину.

1981 – новая трагедия на пике Победы. На северном склоне погибают выдающиеся альпинисты - Валерий Беззубкин, Алик Афанасьев, Роза Беззубкина.

1982 – новое слово на пике Победы. Проложен самый трудный на сегодняшний день маршрут. Команда САВО под рук. В. Смирнова проходит С. стену Гл. Победы по так называемому “доллару”. Сверхопасный маршрут - ни разу не повторенный до сегодняшнего дня.

1983 – две экспедиции: тренеры МАЛ-а (15 человек) и московский Буревестник (10 человек) безаварийно восходят на Победу. В их числе И. Степанов (ЛГУ).

1984 – снова тяжёлый сезон на Победе. В районе работают пять команд - участники чемпионата СССР и одна клубная - Ленинградского университета. В трёх командах из пяти происходят аварии (в двух - со вспомогательным составом). Команда Киева – рук. В. Форостян, пройдя С. стену Вост. Победы, погибает полностью (4 человека). Только одной команде В. Хрищатого (Казахстан) сопутствует удача. Пройдя стену на Вост. Победу, они доходят до Гл. вершины и получают золотые медали в чемпионате СССР. Удача сопутствует и альпинистам ЛГУ (рук. Степанов И.). 19 человек успешно восходят на Гл. Победу - самое массовое восхождение из клубных команд. Выполнен норматив - сразу 13 “Снежных барсов” (Текст сокращён. Примечание Алфёрова В.).

1985 – год больших снегов на Победе. Спасательная экспедиция (поиск группы В. Форостяна) под рук. Б. Студенина, в её составе четыре ленинградца, заканчивается неудачей. Тяжёлую травму при обработке маршрута получает И. Степанов. Спасатели не пробились к Победе. Только в конце августа пять тренеров МАЛ-а и два американца сходили на пик Победы.

1986-1987 – немногие группы альпинистов побывали на Главной вершине: Балыбердин + 4 по зап. гребню.

1988 – заключительная отборочная экспедиция 2-ой гималайской сборной на Канченджангу. Был пройден траверс: Важа – Гл. Победа - Вост. Победа - перевал Чон-Терен – п. Военных топографов (6874 м). Впервые в истории отечественного альпинизма был пройден столь продолжительный высотный траверс – более 18 километров. Его прошли все 26 участников сбора, в т.ч. ленинградцы – В. Балыбердин, С. Арсентьев, М. Можаев, А. Глушковский, Л. Трощиненко.

1989 – экспедиция ленинградского “Локомотива” (рук. М. Супоницкий). На Победу восходят 10 человек.

1990 – аварий не было. В команде тренеров МАЦ (Международный Альпинистский Центр. Примечание Алфёрова В.) “Тянь-Шань” под рук. И. Степанова вершины достигает первый альпинист из Италии. Командой Самары под рук. В. Журавлёва проложен новый маршрут по С склону.

1992 – второй выезд альпинистов ЛГУ. Вершины достигают 8 человек. Руководитель - И. Степанов 5-й раз восходит на Главную вершину Победы.

1994 – на склонах п. Победы (6400 м) погибает прославленный альпинист-высотник Ю. Бородкин. В память о нем назван самый популярный, когда-то впервые пройденный им маршрут на пик Коммунизма – с ледника Москвина – маршрут “по Бородкину”.

1995 – третья экспедиция ЛГУ. Сделан траверс п. Неру (6740) – п. Победы (серебряные медали в чемпионате России). Вершину достигли 5 человек.

1997 – на склонах пика погибает двойка литовских альпинистов. Победа по-прежнему остается жестокой вершиной.

2000 – уникальный год в истории пика Победы - никто не взошёл на него из-за жестокой непогоды…” (И. Степанов. Пик Победы (7349) – нормальный семитысячник…?! www.alpklubspb.ru)

 

ВОРОНЕЖЦЫ НА ПИКЕ ПОБЕДЫ

На пике Победы побывало, к сожалению, всего два воронежца: Игорь Коренюгин и Владимир Мещеряков. Их маршрут 1991 года проходил по одному из традиционных маршрутов – через ледник и перевал “Дикий” на Западную вершину и далее по длинному гребню. Другие спортсмены в силу разных причин отказались от подъёма, трезво оценив свои силы и возможные последствия. Это их право. Иногда отступить более значимо, чем безрассудно упираться.

Таким образом, только один альпинист – И. Коренюгин (на снимке справа) в своём арсенале имеет восхождения на все пять (вместе с Хан-Тенгри) семитысячники бывшего СССР. Дважды он поднимался на пик Ленина. Кстати, он стал и первым из воронежских альпинистов, кто перешагнул восьмитысячный гималайский рубеж в 2002 году. 14 мая в 15.30 по непальскому времени группа альпинистов Санкт-Петербурской экспедиции поднялась на вершину Лхотзе Главная (Lhotse Main – 8516 м). Игорь был первым, кто взошёл на эту вершину. Это символично, ибо тот год Генеральной сессией ООН был объявлен Международным годом Гор. Так получилось, что спустился он до высоты 8300 с кислородным баллоном, а далее – кислород иссяк. Организм, привыкший к кислородному “допингу", потерял не только работоспособность, но и способность правильно воспринимать и оценивать окружающий мир. Он шёл до верхнего лагеря на “автопилоте” и, позже, вспоминал лишь некоторые из деталей его пребывания в палатке штурмового лагеря. Так даётся высота.

Перед Вами снимок Игоря, сделанный мной на подходе к одной из промежуточных хижин при восхождении на Килиманджаро в 1995 году и Володи, который наводит “марафет” под пиком Ленина.

Всё то, что обозначено выше, безусловно, не вся история, а лишь некоторые из основных её вех. За ними стоят испытания на верность горам, стремление альпинистов в невероятно сложно-прогнозируемых погодных условиях подняться на Гору и над Горой, тем самым возвысить наш национальный спорт, наши национальные рекорды, укрепить наш национальный характер и дух. Как правило, в статистику входят имена руководителей экспедиций. И не входят многие и многие из тех, кто своими усилиями обеспечивал командный успех. Всегда было и будет, что кто-то остаётся “за кадром”. Зачастую их имён нет в справочной литературе, но их, безусловно, помнят те, с кем плечом к плечу шли они вместе, кто тропил снега, рыл пещеры, прокладывал перила – словом те, на ком и лежит вся тяжесть экспедиций. Главное, что их помнят партнёры по связке, их друзья. Как главное и то, что они победили Победу своим мастерством, упорством, нервами и потом.

Конечно же, история восхождений на столь мощную вершину не может быть сплошь чёрной или абсолютно белой. Да, жертв много. Очень много, но “арифметика” последних лет остаётся в пользу восходителей. Это радует и вселяет надежду.

Ну, вот, кажется и всё, что я хотел сказать. И те мысли, которые мною положены на листок – не истина. Как могут быть удалены от истины авторские высказывания, приведённые в их материалах. Это их суждения. В целом же картина и её развитие, я надеюсь, близки к тому, что было и что сеть.

 

Глава V. ИСТОРИЮ НЕ ОСТАНОВИШЬ.

Эту прекрасную фотографию, с красной нитью вновь нанесённого маршрута, проложенного по северной стене пика Победы, я поместил не спроста. Она - свидетельство истории уже наших дней. Её вписала команда Международного альпинистского клуба, которая в рамках Чемпионата России прошла ещё один маршрут по северной стене пика Победы с выходом на пик Армения и дальнейшим траверсом через главную вершину. Что тут сказать, кроме как, молодцы! Не так просто на этой громадине выбрать и пройти нехоженый маршрут. Пройти безаварийно. А это означает, что история всё ещё пишется.

И нет сомнения в том, что впереди всех нас ожидают иные повороты, новые захватывающие страницы освоения Тянь-Шаня и его главной вершины – пика Победы. Дай Бог, чтобы они стали удачными.

Я делаю ссылку на это восхождение ещё и потому, что в рассказе красноярца Олега Хвостенко есть строчки, которые, возможно, относятся к человеку, память о котором мне дорога. “…Пространство замерло, время остановилось, перспективы нет. Наконец мы с Петей Кузнецовым выползаем на то, что очень сильно напоминает высшую точку Тянь-Шаня. Появляются разрывы в тумане. Дальше гребень идёт без повышений, конца его не видно. Мы рядом с небольшой скальной пирамидой - это и есть вершина Победы. Где-то здесь должен быть тур, поиски его не дают результата. Зато поблизости из снега виднеется тело - у кого-то сил на спуск не хватило. Вершинный камень стал ему надгробием. Здесь редко бывают люди…”.

Повторюсь, возможно, это он – Лёня Толстой. Может и нет. Тогда он - некий символ погибших на сколонах Победы. С него я начал свой рассказ. Его именем и закончу.

Бывают встречи, которые, вдруг – нежданно-негаданно напомнят о “беззаботных” днях в горах и пройденных маршрутах. И также, вдруг, защемит ... Для него и для многих кого мы не должны забывать - точно: “пространство замерло, время остановилось и перспективы нет”.

Перспектива открыта для других - фанатов, заболевших заоблачной высотой – отвратительной и прекрасной, словом - неоднозначной, как и всё в этом земном Мире.

Может ли в ином мире быть иначе?

 

 


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100